Год оппозиции: место под холодным солнцем

tymoshenko_u_timoshenko__025.jpg

В последнее время политологи и политики, как оппозиционные, так и провластные, активно обсуждали итоги первого года президентства Виктора Януковича. Однако за рамками детального и придирчивого анализа осталась деятельность оппозиционных сил. Между тем политический «разбор полетов» за год необходимо проводить с учетом действий оппонента власти — оппозиции.

Власть и оппозиция: от конкуренции к противостоянию

Оппозиция в любой демократической стране — не менее важная часть политической системы, чем собственно власть. От того, насколько реально оппозиционные силы могут исполнять свои функции (формирование альтернатив властных решений, контроль исполнительной власти, критика государственной политики), от того, насколько власть позволяет это делать, во многом зависит развитие государства.

За прошедший год власть предержащая умудрилась допустить ряд системных ошибок, повлекших серьезное падение рейтинга президента Виктора Януковича и действующего правительства.

В то же время снижение поддержки новой властной команды автоматически не привело к адекватному повышению рейтинга оппозиции. Оппозиционные силы, практически все без исключения, все еще не воспринимаются обществом как реальная альтернатива нынешней власти.

Тому есть ряд субъективных и объективных причин.

Во-первых, подавляющее большинство наших сограждан устали от политики и разочаровались в политиках независимо от того, к какому лагерю они принадлежат — оппозиционному или провластному. Они не успели забыть, как действовали оппозиционеры, еще недавно пребывая на властном олимпе.

Общество не верит, что нынешняя оппозиция, придя к власти, коренным образом изменит ситуацию в стране, что политики и чиновники будут меньше воровать, будет создан справедливый и доступный гражданам суд, пенсии не будут нищенскими, а каждый сможет заработать честным трудом на кусок хлеба с маслом.

При этом в обществе растут протестные настроения. Однако они пока не коррелируются с соответствующим по масштабу ростом рейтинга оппозиционных сил. Примечательно, что, согласно данным КМИС, «кандидат «против всех» набрал 17%. Это свидетельствует о том, что наши сограждане пребывают в поиске политической силы, которой они доверили бы возглавить их протест.

Для того чтобы пройти этот своеобразный кастинг, оппозиционным силам необходимо по крайней мере критически пересмотреть не только форму, но и содержание своей работы, отказаться от устаревших идеологем, предложить обществу новый стиль и модель
своей деятельности.

Во-вторых, изменился политический режим в стране. Отношения власти и оппозиции в Украине за прошедший год претерпели существенные качественные изменения. И далеко не в лучшую сторону.

Оппозиция действует в условиях силового давления на часть оппозиционного политикума, игнорирования оппозиционных предложений, давления на бизнес оппозиционеров и неравного (по сравнению с провластными политиками) доступа к основным каналам информации.

Во времена президентства Виктора Ющенко отношения власти и оппозиции формировались на более-менее конкурентной основе. Политики из разных политических лагерей, за достаточно редким исключением, воспринимали своих визави скорее как оппонентов. Новая властная команда убеждена, что по крайней мере часть оппозиционеров — это непримиримые враги (справедливости ради необходимо сказать, что это у них взаимно).

А вы, конечно, помните знаменитую сентенцию «если враг не сдается, то его уничтожают». Не физически, конечно. Власти достаточно получить обвинительные приговоры по уголовным делам, чтобы ни Юлия Тимошенко, ни Юрий Луценко в будущих парламентских выборах не участвовали.

О том, что в Украине осуществляется как минимум избирательное применение уголовного законодательства, а как максимум — политические репрессии против оппозиции, свидетельствует ряд фактов.

Почему-то от уголовного преследования пострадали лишь политики, входящие в команду Юлии Тимошенко. Деятельность членов предыдущего правительства, вошедшего в него по квоте Виктора Ющенко, прокуратуру не интересует. Решение Чехии о предоставлении политического убежища Богдану Данилишину является уже международным признанием существования политических репрессий в Украине.

И наконец, закрытие уголовного дела против дочери председателя Верховного суда Василия Онопенко после его встречи с главой государства свидетельствует о прямой управляемости судебной системой.

Затруднен доступ представителей оппозиции к основным каналам телевидения. Так, согласно исследованиям Академии украинской прессы и Института социологии НАН Украины, в феврале 2011 года мониторивших вечерние выпуски новостей семи украинских телеканалов, 84% синхрона в новостях имели представители власти, 14% — оппозиции. Только провластные политики вещают в вечерних новостных выпусках телеканала УТ-1.

В-третьих, изменились конституционно-правовые реалии деятельности оппозиции в стране. Отмена политической реформы 2004 года и восстановление действия Конституции образца 1996 года существенно ограничили возможности оппозиционных сил, особенно в парламенте.

Руководитель фракции Партии регионов Александр Ефремов прямо заявил, что поскольку в новомстаром Основном Законе понятие «оппозиция» отсутствует, то оппозиции как бы нет. А значит нет и ее дня в Верховной Раде.

Снизились возможности парламентского оппозиционного контроля — после принятия ряда законов у оппозиционных политиков уже отсутствует гарантированное право возглавить бюджетный и регламентный парламентские комитеты, комитет по вопросам свободы слова. Существенно ограничены права парламента в целом, которые позволяли контролировать деятельность МВД, СБУ, Генпрокуратуры.

И наконец, последнее: эффективность деятельности оппозиции также оставляет желать лучшего.

Из уст властных политиков мы неоднократно слышали заявления, что оппозиция не выдвигает реальных альтернатив властным решениям. Доля истины в этом есть, как есть и сермяжная правда в том, что данный тезис используется властью как политтехнологический прием с целью дискредитации оппозиционных сил.

Пусть господа с Банковой ответят: кто слушал оппозиционных политиков, когда ратифицировались Харьковские соглашения, когда за 20 минут в ручном режиме принимался бюджет на 2010 год, когда без всякого обсуждения утверждался бюджет на нынешний год?

Может быть, прислушивались к мнению оппозиционеров во время принятия закона о местных выборах или Налогового кодекса? Сотни и тысячи поправок к этим документам были просто проигнорированы провластным парламентским большинством. Создается впечатление, что власть, вопреки декларациям своих спикеров, не заинтересована в альтернативах.

В то же время не следует идеализировать оппозиционную часть политикума, которая часто сбивается на простое критиканство. Например, по вопросу проведения пенсионной реформы из уст оппозиционных политиков мы слышим лишь то, как нельзя ее проводить: нельзя повышать пенсионный возраст, нельзя увеличивать сборы в пенсионный фонд и так далее. А вот что предлагают сами оппозиционеры, каково их видение основных положений реформы? Пока внятного ответа на этот вопрос мы не услышали.

За прошедший год условия деятельности оппозиции существенно ухудшились, новая власть, в своем большинстве, не воспринимает модель конкурентных взаимоотношений с оппозицией, все больше переходя к модели силового нажима на оппозиционных политиков. Дальнейшее ограничение возможностей оппозиции неизбежно приведет к радикализации как ее требований, так и ее действий. В то же время оппозиция еще не воспринимается обществом как реальная альтернатива власти, эффективность ее деятельности остается низкой.

Оппозиция:
на щите или со щитом?

Нынешняя политическая структура Верховной Рады совершенно не отображает результаты парламентских выборов 2007 года. После восстановления действия Конституции 1996 года были легализированы процессы, и так давно латентно происходящие на парламентской арене.

Создание новых депутатских групп, переход депутатов из фракции во фракцию, в основном в направлении провластного большинства, приобрели массовый характер. За это ли голосовали избиратели три года назад?

Такие изменения политического ландшафта Верховной Рады привели к размыванию оппозиционных фракций, задача которых состояла в том, чтобы удержать хотя бы остатки былого влияния и свое собственное политическое лицо.

За прошедший год Блоку Юлии Тимошенко удалось сохранить статус наибольшей оппозиционной силы. Правда, уровень ее общественной поддержки (по сравнению с результатами, которые получила Юлия Тимошенко в первом туре президентских выборов) снизился в два раза до усредненных 13%.

С одной стороны, такой постпрезидентский провал абсолютно закономерен. Он связан с общей психологической усталостью электората после проведения избирательной кампании. Так, например, согласно исследованиям Фонда «Демократические инициативы», в июне 2005 года рейтинг Партии регионов составлял около 13%, что в три раза меньше результата, показанного Виктором Януковичем в первом туре президентских выборов-2004.

С другой стороны, электоральный обвал был обусловлен выбором неверной политической тактики. Юлия Владимировна и в феврале, и в марте 2010 года действовала в привычном для нее режиме избирательной кампании, хотя она давно закончилась. Этого не могли понять ни ее симпатики, ни ее оппоненты.

За этим последовал достаточно долгий период неопределенности. На информационной активности Юлии Тимошенко сказывалось отсутствие доступа к парламентской трибуне.

Однако власть, направив свои силовые усилия именно против лидера БЮТ, вольно или невольно сама стала создавать постоянные информационные поводы. Чем не замедлила воспользоваться Юлия Владимировна. Сам факт политических преследований широко используется Тимошенко в своей информационной деятельности. Лидер БЮТ может быть лишь благодарна власти за отказ в выезде за границу по приглашению представителей Европейской народной партии (правда, следователь выпустил оппозиционерку на международную конференцию «Лучший опыт укрепления демократии») или за широко растиражированное Генпрокуратурой обвинение в выплате пенсий за счет денег Киотского протокола.

Серьезно уменьшилась численность фракции БЮТ — с 156 до 105 народных депутатов. Слишком мало оказалось среди депутатов «настоящих буйных», готовых не на словах, а на деле руководствоваться идеологическими мотивами, а не интересами бизнеса. Впрочем, как и во всех других парламентских фракциях.

Показал свою неэффективность такой инструмент политической деятельности, как оппозиционный Кабинет министров. Сокращается партийный аппарат и проекты, которые реализовывались в БЮТ. Серьезным испытанием для блока, впрочем, как и для других оппозиционных сил, стали местные выборы 2010 года.

Понятно, что результаты оппозиционеров необходимо рассматривать с учетом скидки на закон о местных выборах, который предусматривал создание преимуществ для провластных политических сил.

Однако, даже учитывая это обстоятельство, достаточно показательным является тот факт, что ни одного представителя БЮТ так и не избрали главой областной рады (напомним, что на момент выборов в 2010 году семь глав областных рад еще сохраняли свою бютовскую прописку). Избранные в Запорожье и Кременчуге на пост мэра представители БЮТ вскоре поспешили «откреститься» от своей партийной принадлежности.

Тот стиль политической деятельности, который Юлия Владимировна на протяжении последних десяти лет почти довела до совершенства, не столько устарел, сколько приелся и стал привычен нашим согражданам. Громкие обвинения оппонентов во всех возможных грехах уже не срабатывают так, как они срабатывали в начале и середине нулевых.

При этом Юлия Владимировна в последнее время пытается изменить больше форму, нежели суть своих мессиджей. Более активно используются популярные социальные сети Интернета (мы уже дожились до прямого репортажа допроса оппозиционерки). Юлия Тимошенко сделала несколько шагов по изменению своего имиджа: от «единственного мужчины» в украинской политике к более человечному образу. Однако коренного изменения сути ее деятельности так и не произошло.

Юлии Тимошенко удалось удержать от развала электоральное ядро своей поддержки. Расширение же электората лидера БЮТ во многом зависит от изменения тактики ее политической деятельности.

«Наша Украина — Народная Самооборона» и в момент своего рождения была довольно аморфной и противоречивой силой. За прошедший год процесс ее распада лишь пришел к логическому завершению. Сейчас под одной фракционной вывеской действуют несколько разнообразных партий, групп, депутатов с противоречивыми политическими интересами.

Арсению Яценюку во главе «Фронта перемен» удалось даже в два раза повысить свой электоральный рейтинг. Хотя эксперты склонны объяснять такое повышение не только деятельностью самого Арсения Петровича, но и оттоком симпатиков от Сергея Тигипко, получившего негатив во время работы в составе нынешнего правительства.

Организованный БЮТ, «Фронтом перемен» и частью НУНС сбор подписей за отставку Кабмина Николая Азарова, скорее всего, не завершится вынесением вотума недоверия нынешнему Кабмину. Однако он будет способствовать ситуативному объединению и активизации оппозиционных сил, которые в ближайшее время могут использовать сам процесс как неплохой информационный повод для критики властной команды.

Продолжает действовать Правительство перемен, последнее заседание которого было посвящено году президентства Виктора Януковича. Нестандартным был шаг по назначению координаторами направлений не политиков, а экспертов и специалистов, которые напрямую не ассоциируются с партией. Однако нельзя сказать, что Арсений Петрович и «Фронт перемен» осознали суть произошедших в обществе изменений, кардинально перестроили свою работу в новых политических условиях.

Арсению Яценюку в ближайшем будущем предстоит сделать серьезный выбор: либо его оппозиционная деятельность будет все более внятной, жесткой и акцентированной, либо он пойдет уже неоднократно проверенным путем конструктивной оппозиции (в чем Арсения Петровича уже сегодня упрекают коллеги-оппозиционеры).

Группа «Народная Самооборона» вряд ли имеет четкие политические перспективы как самостоятельная сила. Что, впрочем, понимают и депутаты, которые избирались по ее квоте.

Хотя «хоронить» Юрия Луценко как достаточно харизматичного политика пока рановато. Поговаривают о некой договоренности с Юлией Тимошенко о включении депутатов-самбистов в список БЮТ. Однако резерв вакансий у Юлии Владимировны ограничен, тем более что неизвестно, по какой системе пройдут парламентские выборы в 2012 году — смешанной или чисто мажоритарной, будут ли они вообще и смогут ли в них принимать участие Юлия Тимошенко и Юрий Луценко.

Еще более неясное будущее у некогда влиятельной «Нашей Украины». Рейтинг партии — около одного процента электоральной поддержки. Прохождение партии в следующий состав парламента более чем проблематично.

Недавно «Наша Украина» вновь подняла тему объединения посторанжевых сил. Однако еще осенью прошлого года выяснилось, что главной преградой для такого объединения, по мнению коллег из других партий — участников объединительного процесса, является фигура Виктора Ющенко. Впрочем, как и для ребрендинга НУ и ее дальнейшего развития. Готова ли «Наша Украина» расстаться со своим почетным лидером — пока неизвестно.

При этом многие посторанжевые политики понимают: это в демократической стране оппозиции может быть много и разной, а в условиях бело-черного противостояния власти и оппозиционеров гораздо больше шансов противостоять давлению власти — у объединенной оппозиции.

Пока имеем первые, но верные шаги в этом направлении: «Европейская партия» Николая Катеринчука и «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко заявили о создании новой единой партии. Сейчас такое объединение не дает качественного изменения ситуации, не приводит даже к арифметическому сложению рейтинга этих политиков. Однако это точка кристаллизации, вокруг которой может развиваться объединительный процесс.

При этом необходимо учитывать несколько обстоятельств: такой процесс в разных формах безуспешно проходит уже несколько лет и во многом дискредитирован попытками объединения еще во времена президентства Виктора Ющенко, а власть использует такие неудачи как своеобразную политтехнологию, чтобы внести раскол в ряды оппозиционеров.

За прошедший год партия «Свобода» Олега Тягныбока нарастила свои политические и электоральные мускулы, ее представители возглавляют три областные рады (Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую). Сейчас партия проходит испытание местной властью, коммунальными проблемами и земельными вопросами.

Потенциально «Свобода» на следующих парламентских выборах может пройти в Верховную Раду (за скобками пока оставим возможную помощь нынешней президентской команды). Однако главным препятствием для ее дальнейшего развития является предельно выраженный региональный характер партии.

Несомненно, сегодняшней власти выгодно нарастание националистических настроений на Западе Украины. Ведь таким образом очень легко выглядеть защитником Востока Украины от «бандеровцев», одновременно отвлекая внимание наших сограждан от ухудшения социальной ситуации в стране, повышения цен на продукты питания и жилищно-коммунальные услуги.

* * *

Ситуация в оппозиционном лагере противоречива. У большинства оппозиционеров пока нет четкой стратегии действий, понимания того, что, как и когда делать. Будущее основных оппозиционных сил во многом будет зависеть от того, насколько они смогут попасть в резонанс с общественными настроениями, преодолеть разобщенность, научатся работать в условиях нового политического режима.


Источник: “http://gazeta.zn.ua/POLITICS/god_oppozitsii_mesto_pod_holodnym_solntsem.html”

ТОП новости

Вход