Киевская Киммерия. Горизонты Волошина — в украинской столице

655-18f2-.jpg

Дирекция Дома-музея Максимилиана Волошина специально к 130-летию со дня рождения художника организовала в Киевском музее русского искусства выставку его работ. Заливы, бухты, скалы, волны — все это пронесло через сотню лет большую любовь к Крыму, которая сопровождала Волошина на протяжении всей его жизни.

«1901 год. Ранняя весна. Париж, ул. Буассонад, 17. Ателье Давиденко и Кругликовой. Позирует модель-итальянец. Работают Е. Н. Давиденко, Б. Н. Матвеев и я. Стук в дверь. «Enterez!» Стремительно появляется толстый юноша со львиной шевелюрой, в пенсне на широкой ленте и заявляет с изысканно-вежливым поклоном, что имеет рекомендации со всех концов мира к Елизавете Сергеевне Кругликовой. «Я Макс Волошин». — «Милости просим, — отвечаю я, перерывая работу. — Садитесь…» «А можно и мне тоже порисовать? Я никогда не пробовал». Даем ему мольберт и бумагу, и он, пыхтя, усердно принимается за рисунок. В перерыве вопрос: «Ну как?» Указываю ему на ошибки… Он еще усерднее работает и все спрашивает: «А теперь уже хорошо?» К концу сеанса — дружба на всю жизнь», — вспоминает художница Елизавета Кругликова. С того дня они стали почти неразлучны.

Волошин был разнообразной личностью, и его судьба сложилась так, что все свои задатки он сумел реализовать и довести до уровня мастерства. Во всем его творчестве наблюдается одна общая черта — удивительная гармоничность. Он был поэтом и художником, критиком и публицистом, переводчиком и организатором.

Волошин-художник выполнял свои работы в самых разных техниках: акварель, карандаш, темпера, масло. В акварельной живописи он развивал тему и стиль эпического пейзажа Киммерии. Участвовал в выставках «Мира искусства». Часто свои акварели он дополнял строчками стихов. На его стиль оказали влияние французские импрессионисты и японское искусство, которое он изучал в Париже. Его живопись имеет колоссальное сходство с восточной. Но как бы ни напоминали стихи на картинах и сама техника написания японскую живопись, все-таки есть отличия. Во-первых, мастера укиёз (эпоха ксилографии ХVII— XIX вв.) использовали популярные поэтические строки. Волошин же писал стихи сам. Его тексты неразрывно связаны с тем, что изображено на картине, они дополняют зрительный образ.

Большое внимание художник уделял символике цвета. Выбор того или иного оттенка был для него не случайным, а соответствовал его глубокой философской натуре. «Красный, — писал Волошин в связи с этим, — соответствует цвету земли, синий — воздух, желтый — солнечный свет. Переведем это в символы. Красный будет обозначать глину, с которой сделано человеческое тело — плоть. Кровь, страсть. Синий — воздух и дух, мысль, бесконечность, неизведанное. Желтый — солнце, свет, огонь, воля, самосознание, царственность… Лиловый цвет получается со смеси красного с синим — «чувства таинственности», «цвет молитвы». Зеленый — смесь желтого с синим — «цвет царства растений, надежд, радости бытия».

В 1893 году Максимилиан с матерью приезжает в Крым. В его жизни впервые появляется Феодосия с её генуэзскими крепостями, турецкими развалинами и Коктебель — море, полынь, нагромождения древнего вулкана Карадаг. С Коктебелем связана вся жизнь поэта — об этом позаботилась сама природа: одна из гор Карадага поразительно похожа на профиль Волошина. Об этом писал и он сам: «И на скале, замкнувшей зыбь залива, Судьбой и ветрами изваян профиль мой».

И если смотреть на Коктебель с моря, то в глаза бросается необычный дом с круглой башней. Он стоит чуть ли не на пляже и был бы похож на крепость, если бы не большие окна и деревянные веранды. Это и есть дом Максимилиана Волошина. Внутри он сплошь обвешан картинами, портретами, фотографиями, полками с книгами и другими вещами, которые Волошин привозил из путешествий, которые ему дарили. «Мой дом открыт навстречу всех дорог», — утверждал хозяин. У него постоянно были гости. Чья только нога не переступала порог его «крепости»: здесь были Алексей Толстой, Эренбург, Марина Цветаева, Корней Чуковский и др. В 1924 году дом Волошина становится Домом творчества, а позже «Домом творчества» литфонда СССР. И сейчас в нем царит быт, в котором художник провел всю свою жизнь. Только теперь там живут его «детища»: акварели и книги, которые изо дня в день продолжают традиции своего отца — принимают гостей.

...Луна медленно плывет по небу. Скалы, словно вахта, охраняют одинокий домик, что затерялся между двух заливов. Вода такая же, как и звездная ночь, тихая и спокойная. Это «Мой дом под луной» — картина, которая стала эмблемой творчества Волошина.


Источник: “http://gazeta.zn.ua/CULTURE/kievskaya_kimmeriya__gorizonty_voloshina__v_ukrainskoy_stolitse.html”

ТОП новости

Вход